Оценка пользователей
8.6224
Оценить:
-
-AdRiver-

Battlestar Galactica

время: 05 февраля 2012 место: Клуб «Кронверк», в гостях у Александра

 

Я давно интересовался этой игрой. В прошлые выходные кто-то принёс ПнП версию в «Кронверк», и мне удалось сыграть несколько партий.



Правила

На их объяснения ушло минут 40. Причём, совершенно не понятно, что можно было растолковывать мне и ещё одному новичку столько времени. Видимо, я пребывал в каком-то состоянии пониженного восприятия новой информации, потому что игра впоследствии оказалась очень простой и понятной. В ней не нужно заучивать хитрые комбинации, фазы, способности. Правила на столько логичны, что через какое-то время о них просто забываешь и полностью входишь в роль своего персонажа. Хотя, конечно, нюансов много и если стараться запомнить их все сразу, голова может пойти кругом. Главное при знакомстве с «Галактикой» — не пытаться заткнуть собой все дыры и решить все проблемы. Для начала стоит взять узкоспециализированного персонажа (например, пилота) и заниматься строго своими делами, неся пользу товарищам по судну. Впрочем, не факт, что товарищам. В начале игры каждый игрок получает по карте лояльности, которая определяет, человек он или сайлон. Если второе, то хочешь, не хочешь, а придётся становиться предателем. В середине партии всем предстоит вытянуть ещё по одной карте, после чего кто-то узнает, что всё это время он тоже был врагом человечества. Карты тянутся в закрытую и никому не показываются, так что каждый здесь уверен лишь в себе и то не наверняка. Сайлоны спят и видят, как бы грохнуть Галактику со всем её экипажем и весело отпраздновать закат человечества. Проблема лишь в том, что, как правило, людей на корабле больше, поэтому шпионам своё истинное «я» лучше держать до поры до времени в секрете. За малейшее подозрение в «сайлонстве» можно угодить в тюрьму. А место это гиблое, чтобы оттуда выбраться, придётся как-то снова завоевать доверие.

О кризисах



Помимо разборок «свои-чужие» экипажу Галактики предстоит столкнуться с рядом довольно серьёзных проблем. Ход каждого персонажа будет заканчиваться вытягиванием карты кризиса, которая сообщит, что либо корабль обстреляли враги, либо упал уровень еды/морали/топлива/населения, либо ещё чего похуже. Из хороших новостей только одна — конечная цель стала немного ближе, т.е. мучиться осталось на один ход меньше. Хотя и это не факт: бывают ходы в результате которых Галактика остаётся там, где была, а то и вовсе летит назад. Большинство проблем решается всем экипажем сообща путём тайного голосования. Каждый подкидывает в «общак» пару карт-навыков в тёмную. Туда же добавляются две случайные карты из колоды. На картах есть числа, которые по итогу суммируются и сравниваются с уровнем проблемы. Если больше — фух, кризис пройден, проблема решена. Меньше — извольте огести неприятностей. При этом у карт ещё есть цвета, которые показывают, прибавляется к общей сумме значение карты или вычитается из неё. Понятное дело, что сайлоны будут стремиться накидать побольше минусов, чтобы результат вышел поменьше. Причём, тут стоит быть предельно аккуратным — можно и спалиться, если минусовать слишком усердно. Дело в том, что этими же самыми картами игроки выполняют на корабле свои обязанности. Красными воюют, синими ремонтируют, фиолетовыми запускают развед. спутники и повышают шансы выбросить на кубике что-то хорошее, жёлтые влияют политические навыки, а зелёные отдают приказы другим игрокам. На Галактике нет универсалов и каждый обладает преимущественно 2-3 цветами. Поэтому если на корабле только один пилот, а в «общаке» много красных карт, которые в данном голосовании считаются отрицательными, на пилота падёт вся тяжесть подозрений.

О тюрьме



Тюрьма — худшее, что может случится с членом экипажа. Все возможности там здорово ограничены, а выйти по одному лишь собственному желанию не получится. Иногда в тюрьму попадают в результате какого-нибудь события, но чаще — по решению коллектива. Любой желающий может инициировать тайное голосование и выдвинуть кандидата для примерки тюремной робы. Чтобы выйти, тоже придётся прибегнуть к голосованию. И если вас туда усадили решением большинства, то это самое большинство позаботиться о том, чтобы камеру вы не покинули. Так что сидеть можно очень долго. Хотя порой в разгар особо сложных кризисов у людей просто не остаётся карт, чтобы ещё и на тюремные голосования разбрасываться. В такие моменты многие просто проигнорируют голосование, сказав «я пас». Если заручиться чьей-нибудь поддержкой и самому сделать хороший вклад в голосование, можно вырваться из заточения. Ещё один немаловажный момент — заключённый в конце своего хода не тянет карту кризиса. Это означает, что неприятностей не будет, но и сама Галактика не сдвинется в этот ход с места. Если по какой-то странной случайности (или хорошо спланированной диверсии) в тюрьме окажутся все, то игра практически остановится, пока экипаж не образумится и не выпустит хотя бы одного. В общем, с тюрьмой всё тонко — репутация на корабле играет не последнюю роль.

О сайлонах

И последнее. Сайлоны могут открывать свои карты лояльности и улетучиваться на собственный корабль, дабы вредить уже оттуда. То есть даже полностью лишившийся доверия сайлон может спокойно покинуть тюрьму и продолжить игру открыто с новыми возможностями. При этом на Галактику обрушивается дополнительная напасть, описанная на сайлонской карте. Например, мораль уменьшается на 1. Как правило, происходят такие финты ближе к концу игры, когда эффект от вскрытия может оказаться критичным для людей. Открывшийся сайлон по-прежнему участвует в голосованиях, но подкладывает лишь по одной карте.


Первая партия, 6 человек



Пробная и всё такое. Я взял механика и был единственным, кто мог хоть что-то починить на корабле. Вернее, не хоть что-то, а чинил я вполне себе быстро и качественно. Стоило врагу подбить хотя бы один захудалый истребитель, я был тут как тут. Такая преданность делу здорово подняла мой авторитет на корабле, и никто не катил на меня бочек от начала и до конца партии. Двое других игроков взяли себе пилотов. Космических баталий в данной партии было мало, поэтому пилоты большую часть времени бездействовали. Ещё двое опытных игроков подались в политику и начали борьбу за должность президента. Президент крут тем, что имеет кипу карт-кворумов, которыми может положительно влиять на Галактику. Конечно, если он не сайлон. Президент-сайлон — ночной кошмар для экипажа. И последний игрок отвечал за порядок на корабле и взял себе титул адмирала. Адмирал в некоторых ситуациях решает судьбу Галактики и её президента, а также может стрелять по врагам из атомных орудий в минуты острой нужны.



Первый сайлон по неопытности выдал себя в первом же голосовании. Мы выложили карты, вскрыли их и обнаружили 3 красные, играющие с данным кризисом в минус. Сразу же предположили, что это работа наименее опытного из пилотов. Пилот угодил в тюрьму на следующем ходу. Дальше в тюрьме оказался президент. Выпал дурацкий кризис, по которому он должен был либо передать свою должность адмиралу, либо остаться президентом, но пойти в тюрьму. Он выбрал второе. Ближе к середине игры адмирал выдвинулся на пост президента и успешно захапал всю власть в свои руки. Очень подозрительный ход.

После второй раздачи карт лояльности наш второй политик оказался Симпатайзером. Это такой тип, который любит сайлонов и при определённых условиях переходит на их сторону, в противном же случае отправляется в тюрьму, но остаётся на стороне людей. Условия выполнились, и он улетел на свой сайлонский корабль вредить нам оттуда. С этого момента мы начали проваливать все кризисные голосования. Галактика продолжала лететь, но дела её становились всё хуже. В какой-то момент её окружила такая армада вражеских звездолётов, что пришлось прыгать в гиперпространство, жертвуя населением. Президент усадил за решётку второго пилота, который вскоре сознался в «сайлонстве» и тоже покинул корабль. За ним подобную штуку проделал и бывший президент, который так и не сумел выйти из тюрьмы. На корабле остались двое: я и адмирал. Было ясно, что мы оба, а также первый пилот, который продолжал торчать за решёткой, — люди. Но все попытки вытащить пилота на свободу проваливались. Сайлоны не давали выйти из кризисов и заваливали нас минусами и прочими неприятностями при любом удобном случае. До цели оставалось ещё два гиперпрыжка, а наши силы были на исходе. В этот момент второй пилот тоже вскрывает карту сайлона. Оказывается, при подготовке к игре произошла ошибка: в колоду лояльности замешали лишнего сайлона. Итого, двое против четверых — ни малейшего шанса.



Вторая партия, 5 человек



Я снова был человеком на обеих картах. Игра шла очень мирно и хорошо для нас, людей. Я даже не запомнил роли, т.к. никто ничего на корабле не делал. Голосования проходили так гладко, что казалось, будто среди нас вообще нет сайлонов. Теоретически такое возможно, но в какой-то момент в куче карт всё же обнаружилось некоторое несоответствие, и стало понятно, что один сайлон всё-таки есть. Я было подумал, что это кто-то опытный, раз так скрытничает. Но подозрений не стал высказывать вслух, и они быстро забылись. В конце концов, что мог сделать один сайлон? Пускай он есть, но пока не вредит и помогает проходить кризисы, он ничем не мешает. На Галактике всё было прекрасно. Кроме одного: мораль экипажа медленно и верно падала. Совершенно не понятно, почему. Да, мы завалили пару кризисов, но на общем фоне они не казались критичными. По сравнению с предыдущей игрой проблем было гораздо меньше и на истощение одного ресурса никто не обращал внимания. «Потом поднимем».



Мы пережили выборы президента. Избранный лидер обещал поднять мораль и активно набирал карты-кворумы. Но не играл их. На все вопросы, он правдоподобно возмущался, что попадаются какие-то дурацкие и бесполезные кворумы. Но последний звоночек, который мы так непростительно проигнорировали, прозвенел тогда, когда президент всё таки сыграл кворум. Карта гласила, что после броска кубика мы либо починим два подбитых истребителя, либо потеряем единичку морали. Вероятность последнего была всего 25%. Экипаж недовольно поёрзал после такого решения, но кубик выпал удачно и мы восстановили два совершенно ненужных нам истребителя. Далее мы пролетели половину пути и вытянули по ещё одной карте лояльности. Президент сыграл очередной кворум, позволяющий ему посмотреть карты лояльности одного из игроков. После проверки нам было объявлено, что всё в порядке. Мы продолжали лететь, как летели, успешно проходя большую часть кризисов.



Затем решением нового кворума президент отправил меня в тюрьму. Видите ли, он во мне не уверен. Я возмутился, что не давал причин для недоверия, но решение было принято, остальные промолчали. Вслед за мной в тюрьму угодил ещё один член экипажа. Не помню, по какой причине. Почти тут же в тюрьме оказывается и проверенный ранее игрок. Не желая коротать дни на нарах, он вскрывает карту сайлона. Это означает, что президент тоже предатель. Всё встало на свои места. Кроме морали, которая успела опуститься до отметки 3. Но одно дело раскусить, и совсем другое — обезвредить. Президент ещё одним кворумом отправляет в тюрьму последнего человека и злобно смеётся. Вскрытый сайлон радостно объявляет, что знает, как опустить нашу мораль ещё ниже. Кажется, мы крупно влипли.



Внезапно на помощь приходит кризис. Карта сообщает, что в случае провала президент отправляется в тюрьму. Мы все дружно решаем его провалить. Сайлоны не в силах нам помешать, и — о чудо! — абсолютно весь экипаж корабля оказывается в тюрьме. Совместными усилиями нам удаётся вывести на свободу одного пилота, который бежит в рулевую и дёргает за рычаг гиперускорителя. Мы оказывается в одном шаге от победы. Но наша мораль равняется единице. Как только она опуститься до нуля, мы проигрываем.



Предатель президент тоже вскрывает свою карту лояльности. Она должна была понизить нашу мораль на единицу, но в тюрьме эффекты от вскрытия сайлонских карт не работают. Летим дальше, победа всё ближе. Сайлоны играют супер-кризис. Это такой кризис, сила которого равняется 24, что в полтора раза выше всего, что мы видели ранее. В случае провала минус мораль. Два человека в тюрьме и могут кидать лишь по одной карте, вся надежда на освободившегося пилота. И мы делаем это — проходим кризис ценой почти всех карт. До победы всего-ничего. И вот новый кризис с силой 13. Не так много, но у нас слишком мало карт для противостояния. И снова минус мораль в случае провала, какое чудовищное невезение. Или чудовищная находчивость сайлонов — тут как посмотреть. Скаким-то незначительным перевесом мы проваливаем кризис и игру. Красивая концовка и красивая партия.




Третья партия, 6 человек

Играли уже в полноценную версию игры (не ПнП) дома у бывшего предателя президента. Трое, включая меня, опытных и трое новичков. Игра заняла почти 5 часов. Виной тому, как мне показалась, тяжесть восприятия частью игроков. Некоторые люди вбивают себе в голову установку «Я ничего не понял» и играют с нею, пока не наделают каких-нибудь глупостей и не вынудят кого-то заново озвучить большой кусок правил. И так несколько раз. Я понимаю, что правила объёмные и не всё удаётся удержать в голове. Но когда человек методично забывает объяснения и неоднократно задаёт одни и те же вопросы, это здорово затягивает процесс.

В общем, мы вылетели. Я взял себе политика и сразу заимел титул президента. Со мной на борту оказалось два пилота, двое военных с зачатками каких-то других навыков и ещё один политик, видимо, тоже метивший в президенты. Я очень не хотел быть сайлоном. Ну, просто не хотел и всё тут. Играть одному против всех, плести интрижки и становиться зачинщиком ссор — это не моё. Тем не менее, именно сайлон мне и попался.



Почти в самом начале игры выпал кризис, согласно которому адмирал решал: 1) он и президент скидывают пару карт; 2) президент отдаёт адмиралу своё звание или отправляется в тюрьму. Как я ни пытался уболтать адмирала, будто вся власть в одних руках — это плохо, что у каждого своя работа и двое всегда успеют сделать больше, чем один, он всё равно выбрал второй вариант. Это при том, что карт у адмирала в руках не было, соответственно и скидывать ничего не пришлось бы. Так я перестал быть президентом. Как позже выяснилось, у кого-то я ещё и подорвал доверие, потому что от меня ждали добровольного тюремного заточения. Сесть за решётку и играть оттуда кворумы, которые успел набрать за свой недолгий срок,  — ага, то же мне веселье. Получилось так, что без титула президента мой персонаж практически бесполезен для общества. Я продолжал сидеть в кабинете и набирать жёлтые карты политики, пока неопытный адмирал-президент занимался чёрт-и-чем. Все мои попытки настроить общественное мнение против узурпатора, забравшего без причины всю власть в одни руки, были тщетны. Никого особо не волновали наши политические разборки. В кризисах я участвовал активно и всегда только в полюс — хотелось создать видимость хорошего парня. Но опять же, никто внимания на это не обращал. Как будто так и надо, что мы проходим большинство кризисов успешно. Единственное, чем я мог вредить, это моя скромная способность персонажа — тянуть два кризиса вместо одного и выбирать, какой сыграть. В тёмную, разумеется. Но даже здесь я старался быть помягче.



В отличие от прошлых игр тут за нас основательно взялся вражески флот. Оба пилота сели на истребители и отправились отбивать атаки по всем фронтам. Адмирал-президент никак не мог добраться до президентской каюты, чтобы набирать кворумы, а занимался ремонтом и прочей ерундой. Я постоянно напоминал об этом экипажу, но всем было всё равно.

Более-менее спокойно мы пролетели половину пути, и началась вторая раздача карт лояльности. Мне достался Симпатайзер. Эта карта вскрывается тут же. Я покинул корабль и официально стал сайлоном. Первое, что я сделал, это воспользовался сайлонской способностью и подсунул адмиралу-президенту свою первую карту лояльности. Она ещё не вскрывалась, поэтому никто не мог знать, что там. Ну а там был сайлон, что делало президента одним из нас. Такая вот хитрая комбинация, результат которой зависел от того, верили мне раньше товарищи или нет. Точнее, зависел бы, если бы девушка (да, наш адмирал-президент был девушкой) не скорчила гримасу ужаса при взгляде на мою карту. Понятно, что её мгновенно заподозрили и отправили в тюрьму. Титул адмирала передаётся одному из пилотов. Я бы мог дать карту кому-то другому, например, опытному хозяину игры, но посчитал, что это будет не интересно. Пожалуй, зря.

Внезапно один из политиков инициирует выборы. Остальные экономят карты и игнорируют данное мероприятие, так что на Галактике появляется новый президент. Первый сыгранный кворум президента отправляет в тюрьму второго пилота. Стандартный предлог: я тебя подозреваю. Но я-то знаком с таким трюком по прошлой партии. И действительно, на следующем ходу в тюрьму отправляется ещё один игрок, таким образом на бору остаются лишь новый президент и пилот-адмирал. Причём, первый уже не открыто намекает мне на то, что мы с ним по одну сторону баррикад.



Всё это время пилоты отчаянно отбивали атаки вражеских истребителей, демонстрируя чудеса манёвренности и меткости. За ход тратилось по 4-5 красных боевых карт, вражеские звездолёты взрывались пачками. Ещё большими пачками появлялись. Когда один из пилотов угодил в тюрьму, второму пришлось совсем туго. Оставшись в одиночестве, он решил плюнуть на всё, высадиться в рулевую и включить гипердвигатели, рискуя половиной населения. Галактика оторвалась от преследования, но все ресурсы опустились до критических отметок.

 
Здесь я совершаю большую глупость. Решаю, что у людей не осталось никаких шансов на победу, и перехожу на их сторону. Помогаю отправить президента сайлона в тюрьму. Не сделай я этого, игра бы уже закончилась нашей победой. Но с другой стороны, мой поступок сильно нарушает соотношение сил и вот уже люди начинают выигрывать. Галактика выходит на финишную прямую.

И снова игроки демонстрируют поразительное равнодушие. Никто не придаёт моему предательству большого значения, кроме сайлона, который разочаровывается, вскрывает карту лояльности и отправляется на сайлонский корабль. Я понимаю, что зря всё это затеял, и решаю подбросить людям кризис. Как на зло выпадает страшная штука: я должен решить, начать голосование или просто уменьшить уровень еды на корабле. Смотрю на показатели ресурсов и понимаю, что второй вариант приведёт к немедленному поражению людей. Снова от моего выбора зависит исход партии. Впрочем, при провале голосования люди тоже проигрывают. Я решаю дать шанс обоим сторонам и выбираю голосование. К этому времени все заключённые успели выйти из камеры, но у людей на руках слишком мало карт. А вот у девушки с моей картой сайлона их предостаточно. Вместо того, чтобы воздежаться от голосования и дать людям проиграть, а себе выиграть, она бросает всю руку в поддержку Галактики. Кризис успешно пройден, люди побеждают.

Неоднозначные ощущения. От меня дважды зависил итог игры, я дважды поступил не так, как велели правила. Ещё и другому сайлону заразительный пример подал. Не стоило этого делать, игра не рассчитана на подобный выпендрёж.

 

Эпилог

Battlestar Galactica — отличная штука. Интересная, относительно несложная, многовариантная и глубокая. Партии не такие уж и долгие, если все более-менее сосредоточены на игре. Кто-то высказывал мнение, будто здесь очень большой даунтайм. Это не так. Если, конечно, не пытаться совмещать игру с перепиской в Скайпе или чтением книги. Ход любого игрока требует пристального внимания всего экипажа и в большинстве случаев заканчивается голосованием, в котором, опять же, участвуют все. Почти любые действия сопровождаются обсуждениями. Есть возможность отдать приказ ходить другому игроку во время своего хода, чем мы не раз пользовались. Но сыграть быстрее, чем за 2 часа, навряд ли получится. Было бы неплохо попробовать дополнения. Говорят, они вносят много нового разнообразия.

Фото и видео

добавить
  • новые
  • популярные
olega написал 6 лет назад: #

Прекрасно написано! было приятно читать, спасибо!

Paf написал 8 лет назад: # скрыть ответы

Почему при игре вшестером "опытные" игроки не загоняют какой-нибудь ресурс в красное? 3 на 3 это же фактически полная безнадега.

Это первая известная мне партия при игре вшестером, где люди выиграли при раскладе 3 на 3.

Ну и автор, безусловно, отжег, решив изобразить этакого Понтия Пилата - да, человечество, мы вас распинаем, но я как бы не виноват, помогаю даже.

У нас были подобные случаи ренегатства, заканчивалось тем что люди наотрез потом отказывались играть друг с другом в БСГ.

Showtime написал 8 лет назад: #

Говоря «опытные», я имел в виду знающих правила и уже пару раз игравших. Настоящим опытом там и не пахло. После третьей игры все как раз пришли к выводу, что один ресурс в первой половине партии надо загонять в красную область.

winer написал 8 лет назад: # скрыть ответы

А странно, что ПнП не руссифецирована.

Showtime написал 8 лет назад: # скрыть ответы

Тут всё индивидуально. Если в компании ни у кого нет проблем с языком, то английская версия может быть предпочтительнее. А вообще, ПнП там очень качественное, я был удивлён тем, что хозяин не пожалел столько сил на её создание.

korzhik написал 8 лет назад: # скрыть ответы

кораблики дак как настоящие =) а вообще, проще все-таки заказать - там дофига компонентов всяких, так что цена вполне оправдывается, да и если брать допустим все 3 коробки сразу то это обойдется примерно в 4.5к - вполне лояльно =) это примерно как пнп доминиона делать - бред, да и только)

zuzubun написал 8 лет назад: #

Там, где кораблики - это уже не ПнП, об этом в тексте написано :)

korzhik написал 8 лет назад: # скрыть ответы
хм

у нас дак любого, кто активирует перевыборы сразу отправят в тюрьму - ну всегда же есть более полезные действия, даже есои вдруг ты не веришь президенту =) локация, конечно, используется, но как минимум с согласия экапижи. И вообще, любое действие игрока (у нас, по крайней мере) начинается с обсуждения "что мне делать? могу, в принципе, запустить скаута, но лучше наверное приказ дать президенту, пусть кворумы возьмет" - если кто-то начинает самоуправство, сразу становится понятно что это железка =)

skyla написала 8 лет назад: # скрыть ответы

Ага... Особенно "приказ президенту". Кстати, у нас, если президент постоянно набирает кворумы и более ничего не делает, сразу наводит на мысль его того...

Showtime написал 8 лет назад: # скрыть ответы

Всё это верно, когда команда работает слаженно. У нас же половина игроков всегда держалась в стороне от внутренних конфликтов. Пока эти конфликты не начинали касаться их самих. Командный дух обычно просыпался только во второй половине партии. Я думаю, это исправляется парой тройкой игр более-менее постоянным составом.

korzhik написал 8 лет назад: #

ну да :) у нашего экипажа порядка 50 игр одним составом)

realtosy написал 8 лет назад: #

О Господи! Кружки на столе с игрой детектед!!!