-AdRiver-
TataFrost написала 12 минут назад к игре Мрачная гавань: # Ну-ну, вы прям так уверены, что вам эти наклейки понадобятся? 90+ сцен...
pr0FF написал 14 минут назад к игре Мрачная гавань: # Звучит, как будто Вы покупаете игру ради компонентов, а не ради игрово...
imurseev написал 22 минуты назад к игре Четвёртый турнир по игре Покорение Марса в г. Екатеринбурге: # А города там соседничают по свойствам?
BepToJIeT написал 29 минут назад к мысли на тему Заметки начинающего настольщика: Каркассон: # Во, ну наконец-то продолжение истории) А то я было огорчился, что трем...
LoL_ik написал полчаса назад к игре Феод: # Спасибо за разъяснение!
Обзорная башня [20.08.2018]
В этом выпуске: перевод анонса игры Discover: Lands Unknown, второе превью игры ...
Юбилейное издание Pandemic
Специальное издание базовой игры Pandemic («Пандемия») в честь 10-летия. Новое о...
С миру по нитке [17.08.2018]
Порция новостей из мира настольных игр.   В этом выпуске: Crowd Games прист...
С миру по нитке [16.08.2018]
Порция новостей из мира настольных игр.   В этом выпуске: «Звезда» озвучила...
С миру по нитке [15.08.2018]
Порция новостей из мира настольных игр.   В этом выпуске: GaGa Games издала...

balury

Разработчик года: 1955–2013 гг. Часть 3

1970–1979 гг., 14 мая 2014

Информация

добавить
игры Dune
Cosmic Encounter
Dungeons & Dragons
Hase und Igel
Mastermind
проекты Статьи транзитом
Дата: 14 мая 2014
Источник: BoardGameGeek.com
Оценка пользователей
9.3628
-

(Прим. ред. — Представляем вам перевод третьего фрагмента замечательной статьи-списка Ларри Леви “Designer of the Year Awards: 19552013”. Он из года в год выбирает не игру года, а разработчика. По просьбам читателей недавно Ларри собрал всех выбранных им разработчиков в одном списке и опубликовал его на BGG. С критериями, которых придерживается Ларри, а также с разработчиками 1955–1959 гг. можно ознакомиться в первой части. Разработчики 19601969 гг. по Ларри Леви перечислены во второй части.)

 


1970 год

Мордехай Мейровиц — Mastermind

 

Я удивлюсь, если вы скажете, что знаете о Мордехае Мейровице, однако я практически уверен, что каждый из вас знает его самое главное творение — Mastermind. В 70-х эта игра была безумно популярна и была почти в каждом доме. Её тираж — 55 миллионов копий в 80 странах мира. Мейровиц — разработчик из Израиля, забавно, что в каждой статье о нём написано, что он «начальник почтового отделения и телекоммуникационный эксперт». Довольно необычное сочетание, на мой взгляд...


1971 год

Сид Сэксон — Sleuth, Executive Decision, Transformation, Tempo

 

Ещё один феноменальный год для Сэксона. Sleuth — одна из самых известных когда-либо созданных дедуктивных игр. Многие почитатели называют её королевой жанра. Executive Decision — бизнес-игра о производственных поставках и издержках. Некоторые сравнивают её со старой игрой Management от Avalon Hill, замечая при этом, что Executive Decision в разы лучше.


1972 год

Джоли Кэнсил — Bridgette, Montage, My Word

Элан Тарофф — Boggle

 

К 1972 году подразделение 3М, отвечавшее за настольные игры, вступило в фазу начала конца. Однако место лидера тут же заняла новая компания — Gamut of Games. Джоли Кэнсил был главным разработчиком игр и президентом этой компании, финансовую поддержку ему оказывал эксперт бриджа Вальдемар фон Зедтвиц. И именно на варианте бриджа для 2 игроков Кэнсил и построил свою игру Bridgette. Фон Зедтвиц был не единственным человеком, пришедшим в восторг от этой игры, её называли лучшим из всех существующих вариантом бриджа на двоих, а в 1896 году Games Magazine включил её в Зал славы.

 

Кэнсил, один из самых выдающихся разработчиков настольных игр (помимо прочего, он ещё и гавайский принц, благодаря женитьбе), выпустил Bridgette на свои деньги двумя годами ранее. Однако внимание игровой общественности привлекла именно версия 1972 года. В первый год своего существования Gamut of Games выпустила ещё две игры Кэнсила: My Word, интересную игру, сделанную по мотивам дедуктивной Jotto, и Montage — великолепную компанейскую игру, в которой игроки дают друг другу подсказки, используя принцип сканворда. В 2010 году My Word, переименованная в “What’s My Word?”, была номинирована на IGA, а Montage была переиздана в следующем году издательством Gryphon Games и была встречена очень тепло.

 

Наверное, вы решили, что всего вышеперечисленного достаточно, чтобы вручить награду разработчика году Кэнсилу? Но подождите, в этом же году появилась гениальная кубико-словесная игра Boggle за авторством Элана Тароффа. История игры продолжилась выпуском новых версий и уверенными продажами, которые не прекратились и сегодня. А этого вполне достаточно, чтобы позволить Тароффу тоже получить награду этого года.


1973 год

Филип Орбанс — Cartel, Realm

Дэвид Пэрлетт — “Hare & Tortoise”

 

На втором году своего существования Gamut of Games продолжила выпускать интересные вещи. Правда, теперь в центре внимания оказался другой разработчик издательства, Филип Орбанс. Орбанс был чем-то вроде вундеркинда от мира игр: в середине 60-х он основал «настольное» издательство, придумал и выпустил две игры, а затем продал компанию за скромную сумму денег — и всё это до того, как получил право голосовать. В 1973 году юноша продолжил идти той же стезёй и выпустил Cartel и Realm. Последняя являлась финансовой игрой, далеко опередившей своё время. В ней было мало случайности и много хороших идей, таких, как прибыль от собственности в зависимости от её географического положения и хитрый способ финансирования покупок собственности. Позже она будет переиздана в новом оформлении и переименована в Dallas (в связи с огромной популярностью сериала), именно с этой версией и знакомо большинство игроков. По сути, Realm — это игровой набор, состоящий из 5 различных абстрактных игр, использующих одни и те же компоненты. Сид Сэксон, друживший с юным Орбансом, помогал ему с разработкой игры. Она была переиздана в 2011 году.

 

Эти игры приводили людей в восторг в 1973 году. Но есть другая игра, впервые выпущенная в тот же самый год маленьким английским издательством, и вот её современные игроки знают лучше. Тогда её мало кто заметил, в отличие от её более поздних изданий. В частности, немецкая версия игры получила первую SdJ в 1979 году. Я говорю, разумеется, о “Hare & Tortoise”, очень умной и математической гоночной игре, которая продолжает очаровывать игроков по сей день. Она была создана Дэвидом Пэрлеттом, разработчиком многих карточных игр. Эта игра настолько известна и любима, что мне вновь пришлось разделить награду разработчика года между двумя людьми.

 

К сожалению, больше мы о Gamut of Games не услышим. Игры издательства не приносили особой прибыли, поэтому, когда его спонсору Зедтвицу пришлось в 1976 году (из-за собственного финансового кризиса) прекратить поддержку издательства, ему пришлось прикрыть лавочку.


1974 год

Гэри Гайгэкс / Дэйв Эрнесон — “Dungeons & Dragons”

Френсис Трешэм — “1829”

 

В истории настольных игр 1974 год был абсолютно необыкновенным, возможно, самый знаковый год из всех, которые мы когда-либо увидим. Только посмотрите на все эти замечательные и исторически важные вещи, изданные тогда: Kingmaker, Third Reich, Boxcars (прародительница Rail Baron, которую в этом году переиздало Rio Grande), Crude (немецкая версия называлась McMulti, оставалась популярной долгие годы), King Oil, Tempo (первая игра Вольфганга Крамера, которая легла в основу его будущих известных гоночных игр, таких, как Daytona 500 и Top Race). Верите или нет, я перечислил только хиты, помимо них было множество других игр.

 

Но действительно значимые игры 1974 года были созданы другими разработчиками, и именно они разделили мою награду разработчика года. Две игры, о которых я хочу сказать, были не только замечательны сами по себе, они дали начало двум совершенно новым жанрам и навсегда изменили игровой мир. Первая — это “Dungeon & Dragons”, которая родилась, когда любитель миниатюрок Дэйв Эрнесон модифицировал правила игры Гэри Гайгэкса Chainmail, добавив в неё непохожих друг на друга персонажей, чьи способности изменялись по мере роста уровня. В результате в мире появилась первая RPG, и, если вы вдруг не заметили, в наши дни RPG невероятно популярны. В той или иной форме в D&D продолжают играть по всему миру, для многих людей это первая ассоциация, когда они слышат словосочетание «ролевая игра».

 

Другой игрой, изменившей наше хобби, стала “1829” Френсиса Трешэма. Данная попытка воплотить прекрасный замысел не имела успеха, тем не менее, она стала первой игрой из серии “18хх”. Значимость этой игры не была оценена вплоть до выхода несколькими годами спустя её существенно переработанной версии, “1830”. Как бы то ни было, “1829” была замечательной разработкой и основоположницей нового и очень яркого жанра. Поэтому, несмотря на все другие выдающиеся игры этого исторического года, именно трое указанных мной разработчиков подняли настольные игры на новый уровень.


1975 год

Руди Хоффман — Up the Creek, Minister, Janus, Schützenfest

 

На тот момент игры, выпускаемые в Германии, напоминали те, которые издавали в Америке — прилавки были заполнены простыми семейными играми, в них был минимум инноваций, а у их разработчиков не было большого опыта. Тем не менее, они уже назывались «немецкими играми», хотя я бы не сказал, что они были каким-то прорывом. К примеру, Руди Хоффман был этаким немецким Сидом Сэксоном. Он разрабатывал игры с начала 60-х, однако именно 1975 год оказался для него знаковым, пусть даже официальное признание и пришло чуть позже: переиздание Janus получило номинацию на SdJ в 1988 году, новая версия Minister была номинирована в 1998 году, а Up the Creek (которая изначально называлась Ogallala) заняла 9-ю позицию в списке награды А la carte в 2002 году. Хоффман был первопроходцем немецкой «настольной» индустрии, и вскоре у него появилось немало последователей.


1976 год

Эндрю Макнил — Kingmaker

 

Несмотря на великолепные годы, предшествовавшие и последовавшие за 1976, именно в этот год — по каким-то непонятным причинам — не было выпущено ни одной игры, которая сказала бы что-то новое или нашла хоть какое-то отражение в сознании людей. 1976 год — необъяснимое чёрное пятно «настольного» континуума. Несмотря на все препятствия, как минимум в США повышенным вниманием стали пользоваться варгеймы. В то же время сошли на нет 3M и Gamut of Games. Мне остаётся только сделать какой-нибудь хитрый ход, чтобы выбрать разработчика года. В своей заметке про 1974 год я писал, что вышла Kingmaker Эндрю Макнила, но то было английское издание от Ariel Games. Игра не пользовалась особым вниманием, пока два года спустя не появилось переиздание от Avalon Hill. Так что провозглашение Эндрю Макнила разработчиком года не такой уж и большой мухлёж с моей стороны.

 

Kingmaker была и остаётся уникальной игрой, одним из первых примеров «полуваргейма», в котором немаловажную роль играют карты. Kingmaker был необычен, но, вместе с тем, исторически достоверно воспроизводил события Войны роз. Эта игра является настоящим переходным звеном в развитии жанра и полностью оправдывает свой статус хита.


1977 год

Билл Эберл / Джек Киттредж/ Питер Олотка / Билл Нортон — Cosmic Encounter

 

Вероятно, вам известна история создания Cosmic Encounter. Несколько друзей придумали игру, которую отказались издать существующие компании, поэтому они решили выпустить её самостоятельно. В результате мир увидел игру невероятной значимости. Простая идея о том, что способности игроков могут нарушать правила игры, оказалась крайне заразительна. Ричард Гарфилд, к примеру, говорил, что главным вдохновением для “Magic: The Gathering” послужила именно Cosmic Encounter. Игра переиздавалась много раз, версия FFG 2008 года входит в топ-100 игр по рейтингу Geek. В последующие несколько лет Эберл, Киттредж и Олотка выпустили ещё много необычных игр, доказав, что среди американских разработчиков настольных игр всё ещё был жив дух инноваций.


1978

Эрик Соломон — Black Box, Spellmaker

 

Соломон — английский разработчик, специализировавшийся на логических математических играх. Его самая известная игра — Black Box, блестящая дедуктивная разработка для двоих игроков, основанная на известном физическом эксперименте. Освещая «лучами» матрицу, игрок смотрит, что становится видимым, и пытается догадаться, какие объекты матрицы не видны. Это весьма необычная и довольно увлекательная игра. Spellmaker — игра полегче, в ней игроки используют заклинания, чтобы двигаться по полю, стараясь раньше других пленить принцессу.


1979

Билл Эберл / Джек Киттредж / Питер Олотка — Dune, Darkover

 

Вновь старые знакомые. Dune — игра, придуманная ими для Avalon Hill, стала одним из главных хитов года. Возможно, это одна из лучших тематических игр всех времён. Что примечательно, изначально сеттинг планировался быть совсем другим. Darkover продолжила тему художественной научной фантастики, она была полна взаимодействия, но не всякой игре под силу отразить фантастический мир, созданный писательницей Мэрион Зиммер Брэдли.

Фото и видео

добавить
  • новые
  • популярные
свернуть все темы
Ser_vershitel написал 4 года назад: #

Отличный цикл статей, спасибо огромное!
Многие игры заинтересовали - может когда-нибудь можно будет устроить за ними охоту на ebay )

Patrick_Verona написал 4 года назад: # скрыть ответы

Была у меня в детстве отечественная Mastermind. Один загадывает цвета, другой за несколько ходов должен отгадать комбинацию. Других правил не помню, но не зацепила особо тогда

dipFireWorker написал 4 года назад: #

у нас она называлась "Быки и коровы" и игралась на листке во время скучных уроков

Baramon написал 4 года назад: # скрыть ответы

The Sleeper must awaken!

Pirx написал 4 года назад: # скрыть ответы

Fear is the mind killer!

Baramon написал 4 года назад: #

It is by will alone I set my mind in motion