-AdRiver-
Sakoleg написал 3 минуты назад к игре Покорение Марса: # То есть, направление меняется с каждым поколением?
Slim_Slam_Snaga написал 6 минут назад к статье Codex — достоинства и недостатки игры. Первые впечатления: # Нормальный гражданин РФ лет от 50 никогда не будет использовать аббрев...
Slim_Slam_Snaga написал 12 минут назад к статье Codex — достоинства и недостатки игры. Первые впечатления: # Вы не следите, а точнее, чётко идёте по своей глиссаде. Мы же выяснил...
Majo написала 20 минут назад к статье Codex — достоинства и недостатки игры. Первые впечатления: # Кстати, странно, что вам только что не нравилось, что якобы если ходит...
Majo написала 24 минуты назад к статье Codex — достоинства и недостатки игры. Первые впечатления: # Кстати, самое смешное в этой вашей шутке, что вы опять не стали отвеча...
Предзаказ на дополнения к "Кромешной тьме"
Ещё 4 дополнения для поклонников игры "Кромешная тьма". 
С миру по нитке [13.07.2018]
Порция новостей из мира настольных игр.   В этом выпуске: Hobby World выпус...
Портал в мир приключений [12.07.2018]
Что происходит в мире настольных ролевых игр? Отвечаем.   В этом выпуске: Н...
С миру по нитке [11.07.2018]
Порция новостей из мира настольных игр.   В этом выпуске: GaGa Games выпуст...
Голосуем кошельком [11.07.2018]
Что можно поддержать кошельком на краудфандинговых площадках? Отвечаем.   В эт...

Slim_Slam_Snaga

Мрак ночи (из дневников Роберта Дженкинса)

Статья опубликована в рамках конкурса «Рыцари круглого стола», 28 августа 2012

Информация

добавить
игры Знак Древних
Дата: 28 августа 2012
Оценка пользователей
6.6751
-

   Прим. ред. В апреле 2013 г. издательством «Сколастик» впервые будут изданы в полном объёме дневники Роберта Дженкинса, признанные современной наукой подлинным документом ХХ века. Последние находки совместной американо-французской экспедиции под руководством Кевина Уилсона, сделанные в Антарктике, подтверждают невероятные свидетельства самого известного безумца прошлого века. Пользуясь предоставленной возможностью, мы с радостью публикуем наиболее скандальную часть его дневника, посвящённую последней поездке Роберта в Аркхэм.

 

  11 апреля 192...г. Вчера пришла телеграмма от профессора Уолтерза — ему срочно нужна моя помощь в университете. Старый чудак не забыл упомянуть, что Мэнди также будет.. .Собираю чемодан и выезжаю первым же поездом!

 

  13 апреля 192...г. ... Приехал в Аркхэм, милый городок северного Массачусетса, что овеян старинными легендами, как часто шутит Профессор. На вокзале меня встретил Джек. Из-за той истории с Мэнди наше приятельство практически сошло на нет, хотя надо признать, что до сих пор он вызывает во мне восхищение своей отвагой и безрассудством. Мой небольшой багаж легко уместился в его новенький паккард, и мы покатили вдоль ветхих домов городишка в гостиницу, чтобы вместе с Мэнди отправиться в университет. Джек на ходу бросил, что Уолтерз звонил ему пару часов назад и встревоженным голосом просил нас скорее приехать.

 

Описание всех последующих событий, коих стал я участником, внесено в мой дневник по прошествии некоторого времени, когда я смог превозмочь всё отвращение и ужас, испытанные в ту роковую ночь. (Р.Д.)

 

   ... Мы проехали Салтонсталл-стрит и направились в сторону университета. Чем ближе мы были к цели нашего визита, тем сильней сгущался туман. Он был чрезвычайно густым и в свете фар приобретал совершенно фантасмагорические очертания. Мэнди заявила, что наверняка это дело рук Профессора и его «банды» студентов. Джек хохотал во всё горло, а я про себя думал, что с нашей последней встречи она никак не изменилась и всё такая же — смелая, с неиссякаемым чувством юмора.

 

  Через четверть часа мы подъехали к университету. Здание тонуло в густой серовато-грязной пелене, и очертания предметов терялись на расстоянии в дюжину футов. Мы вышли из авто, и Джек настоял, чтобы каждый из нас взял оружие и иное снаряжение, которое он предусмотрительно захватил с собой. Протестов с нашей стороны не было, ибо чувство опасности и потаенного кошмара присутствовало повсюду.


  ... Двери университета были распахнуты... Ни голосов, ни шума не было слышно, словно он давно всеми покинут и заброшен. Мы постояли на пороге, переминаясь в нерешительности с ноги на ногу, и я пару раз прокричал, зовя Профессора, но лишь глухое эхо нам было в ответ. Всё это было странно, и нам всем было не по себе. «Что-то жуткое произошло в этом месте!» — подумал каждый из нас, но никто не решился сказать это вслух.


  Мы стояли неподвижно посреди холла, как вдруг часы пробили двенадцать! Это было весьма странно, так как по нашим ощущениям сейчас не должно было быть и девяти пополудни. Я достал свои карманные «Шопар», но они остановились и показывали без десяти минут восемь...


  Стало быстро темнеть, и туман превращался в абсолютно чёрную тьму, которая заполняла холл университета, пожирая предметы как только дотягивалась до них...


  Джек попросил у меня лампу и попытался её зажечь, но даже с третьей попытки у него ничего не вышло. Оставшись в сумраке и без спичек, мы решили поскорей найти Профессора и направились наверх по лестнице в северное крыло.


  Не успев сделать и пары шагов, я почувствовал, что нечто следует за мной. Я оглянулся и стал медленно ступать обратно. Удивительно, но в тот момент я совершенно позабыл о Мэнди и Джеке. Шаг за шагом я погружался в туман, как вдруг буквально в трёх футах от себя я увидел фигуру — это был я сам! Тело и лицо моё были покрыты язвами и струпьями, а руки, лишённые ногтей и кожи, тянулись ко мне. Ступор овладел мною, и весь остальной мир перестал существовать, я не слышал ни истошного крика Мэнди, ни голоса Джека... Все мои движения замедлились, а голова плыла в тумане; я понимал, что это мои последние минуты... Эта тварь, демон из мира усопших, была совсем рядом, ещё миг, и было бы всё кончено...


  Не понимаю, как, но в моей руке оказался пистолет, и я тотчас нажал на курок — пистолет не стрелял, а словно извергал пули с ужасающим рыком, превращая моё alter ego в решето, силы оставили меня, и я провалился в темноту.


   Первое, что я увидел, придя в себя, это всё та же темнота. Где-то вдалеке прозвучал голос Мэнди, словно из сломанного патефона: «Джек, он очнулся!». Я пролежал ещё некоторое время и увидел двух моих спутников, что с испугом и волнением вглядывались в моё лицо. Джек нахмурил брови и буркнул своё коронное: «Боб, да ты шутник». Я попытался было возразить, но горло стянуло спазмом.


  В четыре руки меня подняли, словно рояль от Stainway & Sons, и Джек рассказал увиденное ими. Они были уже на втором пролёте, когда услышали мой крик. Им пришлось вернуться назад, и спустя пару секунд они увидели диковинную картину: я стоял посреди пустого холла в полном оцепенении, словно парализованный неведомой силой. Джек бросился ко мне на помощь, и тут я упал в бессознательном состоянии к его ногам — глаза мои закатились, рот свело, а цвет лица стал не ярче погребальной земли. Так я пролежал не менее получаса...


  Вспоминая ту ужасную ночь, я почему-то всегда возвращаюсь именно к этому событию, словно оно определило всю мою дальнейшую жизнь... Быть может, это действительно было «моё второе я» из иного мира? Быть может, это было скопище моих грехов, коих мною сотворено немало, и «это» пыталось окончательно меня поработить? А может, это было лишь страшное видение, как и тот пистолет, которым я поразил самого себя?..

 

  Когда я окончательно пришёл в себя, мы с облегчением покинули зловещий холл и направились на второй этаж университета. Через несколько минут оказались в зале, освещённом странным фосфоресцирующим светом — на полу, словно белым пламенем, была нанесена звезда, а в центре неё пылал магический круг. Мы были совершенно ошарашены и сбиты с толку, как вдруг откуда-то позади нас появился сам Профессор! Слава Богу, он жив!

 

  Мы бросились обнимать его и потребовали немедленно рассказать о всех тех событиях, что предваряли наше появление в этих стенах.


  «У нас не так много времени, друзья мои! Наш университет стал вратами в другие миры, и, если мы с вами не успеем закрыть эти врата, то сам Азатот, самое омерзительное создание, чьё существование противно помыслу Божьему, придёт в наш мир и в секунду поглотит его, как пожрал до этого тысячу иных миров!..».

 

  Мы были потрясены и не могли вымолвить ни слова, и тут, словно спохватившись, Мэнди выпалила: «Профессор, но вы же сами утверждали, что все эти росказни про Азатота и Ньярлатотепа  — бред сумасшедшего». Профессор помолчал пару минут, внимательно посмотрел на Мэнди и промолвил: «Я ошибался...».


  Спустя минуту он продолжил: «Мои друзья, к сожалению, все эти мифы и легенды действительно имеют под собой реальную основу, и в последней нашей экспедиции мы нашли множество тому доказательств. Работая последние полгода с полученными экземплярами, я и Кейт пришли к выводу, что человечество имеет возможность путешествовать не только меж планетами, как об этом пишут наши учёные и учёные из Советской России, но и перемещаться меж иными мирами, которые ранее не были известны науке. Мы нашли неопровержимые доказательства пребывания на Земле иных цивилизаций и следы их борьбы в доисторическую эпоху. Университет готовил грандиозный доклад и выставку в этой связи...» Он замолчал, плечи Профессора упали, и он с чувством безвозвратной утраты всего дорогого, что было в его жизни, посмотрел в окно. «Мы ошибались, дорогая Мэнди, и не могли даже представить, что нас ждёт в конце этих исследований... Кэти отдала жизнь за это, и нам нужно сделать всё, чтобы предотвратить катастрофу!».


   «То, что вы видите на полу, — продолжил он, — именуется Знаком Древних, это есть печать, сигилла, что поможет нам предотвратить явление Азатота миру... Также нам следует скорейшим образом найти гриморию, что до сих находится в экспедиционных ящиках на пристани».


  Без колебаний мы втроём выказываем полное согласие помочь Профессору. Мы бредём вдоль стен в кромешной тьме, слушая странные звуки, сочащиеся, словно из стен, какое-то бормотание, стоны и всхлипы, в которые погружен университет. «Страх и безумие — первые вестники Азатота», — шепчет Профессор: «Будьте начеку!».

 

  Профессор решает идти через зал Ближнего Востока... «Свет!» — почему-то шёпотом восклицает Мэнди —действительно, впереди виден свет!


  Наконец мы оказываемся на месте: зал неярко освещён, а где-то впереди слышен чей-то шепот. «Сторож?» —  губами спрашивает Джек у Профессора, но тот лишь пожимает плечами.

 

  Мы преодолеваем больше чем половину зала под пристальными взглядами Анубиса и Тота, как вдруг чей-то голос раздаётся из-за наших спин: «Господа, разве вы не знаете, что музей закрыт?». Мы оборачиваемся и видим хорошо одетого джентельмена с тростью, полушутливо-полупрезрительно разглядывающего нас.


  «Пол, это Вы?!» — удивленно спрашиваю я, ведь это Пол Смитсон, с которым мы обсуждали последние достижения исторической науки по пути в Нью-Йорк три недели тому назад. «О, Боб?» — переспрашивает незнакомец: «Я, честно говоря, не думал, что человек вроде Вас может встать на моём пути. А вы и ваши друзья явно встали между мной и моим Патроном». Он отбрасывает трость и с нечеловеческим рыком устремляется на нас.

 

  Как бывает в такие моменты, время застыло, как холодный кисель, и я, словно со стороны, смотрел, как Профессор кидает Мэнди камень багрового оттенка, а та, держа его перед собой, шепчет слова на древнеарамейском. Пол пытался уйти от лучей рубина в руках Мэнди, но был повержен буквально за несколько мгновений. Тело его скукоживалось и превращалось в непонятную слизь, источавшую невероятное зловоние по всему залу.


  Мэнди победно откинула волосы, обвела нас всех взглядом и торжественно сказала: «Ну что, мальчики? Это Вам не Канзас!». Мы расхохотались в три мужских горла. Потом она ткнула локтём мне в бок и добавила: «Ты, Бобби, как не умел, так и не умеешь выбирать себе знакомых!» И мы снова расхохотались.

 

  Наш дальнейший путь, а мы вооружились лампой Пола, лежал через выставочный зал. Чего только там не было: странные статуэтки существ с крыльями и щупальцами вместо рта, черепа удивительных существ, словно с Марса, предметы бледной окраски и поразительной структуры, каких не встретишь на Земле и чьи формы опровергают все законы и мысленные предположения... Это были бесценные экспонаты, что таили в себе массу тайн прошлого, а, возможно, и будущего человечества...

 

  Пару экспонатов Профессор сказал нам взять — это была какая-то древняя флейта и та статуэтка существа с крыльями и щупальцами. Если бы только я мог догадываться о силе артефактов, обладателями коих мы стали в тот момент...

 

   Мы продолжили наш путь и немного успокоились, привыкая к творящемуся здесь пандемониуму: гас и загорался снова свет, из дальних коридоров доносились голоса и крики на всех языках мира, расстояния то уменьшались, то увеличивались, превращая коридоры в бесконечные зелёные мили.

 

   Вдруг нечто возникло подле Мэнди, словно молнии окутали её и подняли в воздух прямо к потолку!.. Крик её я до сих пор не могу забыть... Профессор Уолтерз первым кинулся к тому месту, где левитировало тело Мэнди, крича на ходу какие-то слова на древнем языке Соломона. Оковы распахнулись, и молнии ударили прямо в Профессора! Два тела упали рядом друг с другом — гениальный учёный Харви Уолтерз и отчаянная исследовательница древностей Мэнди Томпсон. Пульс едва прощупывался, и было страшно...

 

   Мы подняли их вместе с Джеком и прислонили к стене. На удачу у Мэнди оказался нашатырный спирт, что быстро привёл её в чувство. Однако она долго не понимала, где находится, и отказывалась узнавать нас. Иногда с её уст срывалось лишь одно слово: «Р'льех».

 

   Прошло не меньше часа, пока мы смогли привести в чувство и Мэнди, и Профессора. Часы снова пробили, но ударов раздалось лишь десять. Мы недоуменно переглянулись, не в силах понять эту головоломку, и лишь Мэнди устало проговорила: «Это обратный отсчёт!». Тут-то мне и стало ясно: время потекло вспять, а часы отсчитывают время до вселенского Армагеддона! Надо было спешить!!!


  Однако всё здание превратилось в лабиринт, что желал нам погибели и не выпускал нас из своего чрева. Мы долго плутали по коридорам, которых ранее не было и в помине, и в конечном итоге достигли южного крыла.

 

  Зал весь был уставлен недавними приобретениями университета: редкими египетскими саркофагами и мумиями. Однако что-то было не так! Половина саркофагов лежали прямо на полу, и их крышки были откинуты, либо лежали в полном хаосе, а посреди всего этого стояла ужасающая тварь — синевато-зелёное существо полтора метра высотой, с телом ракообразного, парой плавников и несколькими членистыми конечностями. Вместо головы у этого существа имелся свёрнутый улиткой эллипсоид со множеством коротких усиков.


  Я знал об этих существах — пару лет назад мы как раз спорили с Профессором о возможной природе Ми-Го, а это был он, и причинах их появления на Земле. Теперь такой разумный гриб стоял в пяти ярдах от меня и явно не был рад нашему появлению...


  Мои размышления были прерваны оглушительным грохотом — дробовик Джека разнес «голову» этого бесценного экспоната на миллиард спор!


   Однако одна мысль не давала мне покоя — ведь Ми-Го не работал здесь сторожем последние лет десять и не мог попасть с одним из экспонатов в музей, а значит... значит существовало нечто такое, что позволило ему появиться здесь, откликнуться на призыв демонических сил? Я поделился мыслями со своими спутниками, и Мэнди согласилась со мной: «Я думаю, ты прав и где-то существует «мост» между мирами». Профессор подтвердил наши измышления, добавив, что нам следует найти этот «разрыв» и закрыть его любыми способами.

 

  Мы следуем дальше по бесконечным коридорам и удивительным залам. Нас встречают то чучела удивительных и жутчайших животных из арктических океанов и экваториальных джунглей, то поразительные и вселяющие ужас статуи из самых различных эпох человечества.


  В одном из залов мы обнаруживаем удивительную вещь — рукотворный обсидиановый диск эпохи осады Трои. Странные письмена покрывают всю его поверхность, а в центре нанесено изображение той твари — мерзкого создания с щупальцами вместо рта. «Ктулху!» — выдавливает из себя Мэнди. «О да, забытый бог прежнего человечества», — заключает Профессор.

 

   Уолтерз, желая проверить одну из своих теорий, особым образом нажимает на глифы на диске, и комната преображается: зелёные огоньки пробегают по стенам и витают в воздухе, пятно света возникает в паре шагов от меня и начинает разрастаться! Вдруг, в нём появляются разрывы и монолитный круг распадается, образуя кольцо, в котором виден невероятный пейзаж: высокое и ослепительно голубое небо, скалы кирпично-розоватого оттенка, словно Гранд-Каньон встретился с крышами Флоренции, и небольшие лазурные волны на безбрежной глади неведомого океана. Я делаю шаг, другой, меня влечёт в тот удивительный и блистательный мир и я забываю обо всем на свете...

 

   Джек хватает меня за руку, изо всех сил дёргая, словно пытается остановить на полном ходу мустанга. Я прихожу в себя, и видение само по себе испаряется, окно в иной мир сужается и превращается в еле видимую точку. Спустя миг и она исчезает...

 

  Профессор в ужасе бросается ко мне и просит его извинить за столь безрассудный поступок, я, всем видом показывая, что со мной всё в порядке, успокаиваю несчастного Уолтерза. Мы идём дальше...

 

  В одном из коридоров обнаруживаем телефонный аппарат, однако вместо приятного девичьего голоса в трубке слышен вой неведомых чудовищ и причитания... Часы бьют всё чаще и чаще: девять, восемь, семь... Мы понимаем, что у нас совсем мало времени...


  Где-то вдалеке раздаются голоса, и мы направляемся в их сторону. Нашему взору открывается жуткая картина: какие-то фигуры в балахонах, что напоминают некоторые сообщества Юга, стоят в круг и поют мрачные гимны, повторяя из раза в раз мерзкое имя Азатота.


  Они взывают к нему и пытаются приблизить его приход в наш мир! Джек бесстрашно бросается на них с ножом, я следую за ним. Культисты в страхе бросаются врассыпную, даже не пытаясь оказать сопротивления. Джек устремляется за одним из них, тот же, пытаясь уйти от погони, бросает факел в сторону! Буквально несколько мгновений, и вспыхивает пожар!

 

  Огонь успевает натворить немало бед, прежде чем мы успеваем его потушить, к тому же у Джека серьёзные ожоги...


  Спустя некоторое время, скорее случайно, нежели намеренно, мы обнаруживаем во внутреннем дворе нечто удивительное — врата в иной мир! Перед нами воистину потрясающее зрелище — размером в три с половиной на два ярда, обрамлённое зелёным фосфоресцирующим светом окно в совершенно иной и чуждый человеку мир. Мы отчётливо видим где-то там вдалеке невероятно древний и непонятный город, по которому передвигаются какие-то фигурки. «Картинка» начинает постепенно приближаться, и город становится как на ладони — мы различаем величественные пирамиды и необыкновенное фиолетовое небо с огромными лунами, а посреди улиц и переулков кишат Ми-Го! Мы заворожены этой картиной...


  Первым приходит в себя Профессор — он указывает мне на идола Ктулху, что взят мной из музея. Странный и страшный божок отправляется прямиком в космическую бездну, сопровождаемый древним заклятием. На миг врата начинают увеличиваться, а затем с огромным грохотом закрываются. Удивительный мир Ми-Го исчезает как страшный сон... Мы переводим дух...

 

   Снова отчётливо слышен бой часов — всего пять! В нашем распоряжении лишь пять «часов», ведь время идёт всё быстрее и быстрее.

 

  Мы окончательно покидаем здание университета и направляемся в сторону пристани. Туман практически рассеялся, и вдалеке виден берег неторопливого Мискатоника. Вот и пристань! Под навесом и вне его, повсюду видны экспедиционные ящики, а среди них нечто потустороннее. Это истинный посланник кошмара и воистину исчадие зла — вампир! Этот адепт Азатота наверняка ищет то же, что и мы... И эта тварь посильней и поужасней всего того, что мы видели прежде. Вампир заметил нас и неуклюже, странно подворачивая ноги, начинает приближаться. Прекрасно понимая, что наше оружие бесполезно против этой полуночной твари, мы, словно по команде, делаем шаг назад... один... другой... третий...

 

Вдруг, в руках у Джека возникает та самая флейта из музея! Профессор выдыхает: «3-5-7!». Посланник кошмара всё ближе и ближе, и тут флейта издаёт звук, совершенно невероятный для человеческого уха. Странные звуки парализуют монстра, он бессильно падает на колени, и всё тело его сводит судорога, несколько секунд, и ссохшееся тело лежит перед нами вместо жутковатого посланника тёмных сил!

 

  Без сил мы опускаемся на землю, хуже всего Профессору — возраст даёт о себе знать, — но дух его не сломлен, и по прошествии не более чем пяти минут он просит нас открывать ящики: наша цель — это Некрономикон безумного араба Альхазреда, величайшая книга и артефакт, способный помочь нам справиться с пришествием Азатота в наш мир!


  В одном из ящиков я ко всеобщей радости обнаруживаю сию запретную книгу и трясущимися руками отдаю её Профессору. «Теперь нам следует вернуться обратно и завершить начатое!». Профессор поднимается и ведёт нас обратно в университет...


  Тьма властвует внутри здания, и всем очевидно, что этот мрак ночи будет вечным, если мы не успеем исполнить предначертанное нам самой судьбой. Мы идём через с зал с картинами, изображающими древних богов и богомерзкие ритуалы. Это жутчайщее зрелище и оно давит на всех нас. Если честно, я еле держусь, ровно то же самое можно сказать о моих товарищах по испытанию... Лишь Профессор выглядит, словно король Артур, бесстрашно ведя нас вглубь университета. Он сообщает, что для того, чтобы окончательно закрыть врата и не впустить Азатота, нам нужны древние аккадские скрижали.

 

  Снова бьют часы, но только три раза! Нас охватывают волнение и страх, боязнь, что мы опаздываем и уже ничего не изменить... Из последних сил мы ускоряем шаг!..

 

   Вот и нужный нам зал! В иное время я замер бы от необыкновенного зрелища тех сокровищ, что вмещала эта комната, но ныне нечто совершенное иное поразило меня и повергло в ужас. Это было то, что древнее аммонитов и странных трилобитов, то, что застало динозавров и могло наблюдать движение континентов, как мы бег часов. Нас ожидало самое невероятное существо, что ступало когда-либо по нашей Земле — Древнейший. Он точь в точь соответствовал древним изображениям, хранившимся именно здесь, в Мискатонийском университете. То же бочкообразное тело, рудиментарные крылья и щупальца... щупальца, в которых искомые скрижали!

 

   Мы не знали намерений этого странного существа, что привело меня в столь трепетное ощущение соприкосновения с бесконечно древней мудростью и основами мироздания, но у нас нет выбора, и Джек нажимает курок!..

 

  Я подхватываю скрижали, Профессор без промедления рисует Знак Древних на полу, и мы встаём на концах звезды, Уолтерз открывает Некрономикон и начинает читать. Свет озаряет комнату, стены ходят ходуном, потолок исчезает и над нами открывается небо, затянутое свинцовыми тучами. Не проходит и минуты как из знака вырывается столп света и устремляется прямо вверх! Темнота рассеивается и огромный вихрь охватывает нас...

 

  P.S. Всё прочитанное вами выше является новеллизацией моей игровой партии в Elder Sign.

 

  Игра Elder Sign является типичным представителем серебряной серии компании Fantasy Flight Games и внучатым племянником классической Yahtzee — это не слишком долгая игра, построенная на механике бросков кубиков. Игрок или игроки берут на себя роль исследователей в мире ужасов Лавкрафта, пытаясь остановить приход в наш мир демонических сил, описанных в книгах «мастера ужаса».

 

   Игра отлично оформлена, а правила достаточно просты в усвоении. Кроме того, Elder Sign превосходно перенесена на компьютеры и мобильные устройства, именно с этой версии и началось моё знакомство с игрой. Вместе с тем игра имеет ряд недостатков, к которым относятся в том числе слабый игровой баланс (включая отсутствие саспенса в течение партии) и малое взаимодействие игроков. Добавлю, что формат игры с лёгкостью позволяет применять домашние правила и создавать целые сценарии для большего игрового интереса.

 

  Резюмируя, я бы наградил эту игру шестью баллами из десяти, отметив большой потенциал игры, не реализованный её авторами.

Фото и видео

добавить
  • новые
  • популярные
свернуть все темы
VDmitry написал 5 лет назад: #

Только сейчас прочитал, уже после знакомства с игрой на планшете. Читал раскрыв рот, хотя действительно, как обзор это не пойдет. Но и что с того...

Сама игра конечно специфичная. Мне потребовалось партий 5 чтобы почувствовать процесс. Из которых я одну выиграл. Впрочем рулбук просмотрел наискосок. Удивляет что механику можно построить на одних бросках кубика... Но с другой стороны есть куча игр, которые не имеют и этого, но к ним просто более привыкли.

Итого, с темой все понятно, и она таки есть. А механика напоминает головоломку, если можно представить себе головоломку с бросками кубиков.

VDmitry написал 5 лет назад: # скрыть ответы

Однако, вы видели оценку этой статьи?

Slim_Slam_Snaga написал 5 лет назад: #

Атмосферненько, как и хотелось)

Njuse4ka написала 5 лет назад: # скрыть ответы

Только добралась до твоего.. эпоса :) Я пока не знаю, что я думаю по поводу оценки этого творения с т.зр. конкурса, в рамках которого он был написан. Но. Меня повествование ОЧЕНЬ захватило и зацепило. Спасибо тебе. Я получила большое удовольствие.

Slim_Slam_Snaga написал 5 лет назад: # скрыть ответы

Это мне? Ого)))) Как мне показалось, это был реальный провал со всех позиций)

Njuse4ka написала 5 лет назад: #

Ну, возможно, я же только про себя говорю :) Я стараюсь настроить своё восприятие так, как хотел бы автор, судя по самой подаче материала. Стала читать и забыла про то, что это в рамках какого-то конкурса, что надо оценивать и проч. Я не литературный критик, а когда читаю, то оцениваю только, ложится в душу или нет. Мне было интересно и меня рассказ захватил. В общем, легло :)

Debiruman13 написал 5 лет назад: #

Респект за творчество! Атмосфера Лавкрафта чувствуется в тексте.

Вообще было бы неплохо завести на сайте отдельную ветку для литературного творчества настольщиков и обмена линками на таковое. В Ростове есть люди (в клубе "Джуманджи" например), которые любят писать отчёты по партии в настолки в виде рассказов. Думаю много желающих найдётся себя проявить. А на будущее даже конкурс можно провести....(намёк для АКНИ). Как вам такая идея?

smilek написал 5 лет назад: #

За немалый труд снимаю шляпу.
Критиковать не буду, все-таки, не литературный сайт.